СОБАКА БЕЗ ПРОБЛЕМ

Предупреждение

Друзья! В своей биографии, я публикую «документы» не для того, чтобы лишний раз потешить свое честолюбие и похвалиться былыми заслугами, но только как реальные исторические подтверждения эпохи, в которой прошла большая часть моей жизни. Она канула в лету и теперь представляет собой только историческую ценность, и не более того. Отнеситесь, же и вы к этим «артефактам», как археолог относится к находкам, выкопанным из земли.

Иосиф Бродский

Только пепел знает, что значит сгореть дотла.
Но я тоже скажу, близоруко взглянув вперед:
не все уносимо ветром, не все метла,
широко забирая по двору, подберет.
Мы останемся смятым окурком, плевком, в тени
под скамьей, куда угол проникнуть лучу не даст.
И слежимся в обнимку с грязью, считая дни,
в перегной, в осадок, в культурный пласт.
Замаравши совок, археолог разинет пасть
отрыгнуть; но его открытие прогремит
на весь мир, как зарытая в землю страсть,
как обратная версия пирамид.
«Падаль!» выдохнет он, обхватив живот,
но окажется дальше от нас, чем земля от птиц,
потому что падаль — свобода от клеток, свобода от
целого: апофеоз частиц.

Детские увлечения

Родился в г. Майли-Сай, Киргизия, в семье инженеров по разработке урановых месторождений. Семья переезжала с одного рудника на другой и меня всегда окружала девственная природа с не пуганными обитателями — дикими животными. Возможно, это и сформировало у меня стойкое увлечение изучением их жизни. Дома всегда жило много диких животных. Вот некоторые из них. Птицы: сизоворонка, галка, сорока, ворон, пустельга, степной орел, несколько среднеазиатских майн (все были отличными говорунами). Млекопитающие: заяц-толай, ондатра, разные виды тушканчиков, сусликов, сонь. Рептилии: два среднеазиатских варана, ужи, безногие ящерицы — желтопузики, геконы, змеи. Земноводные: серые жабы, лягушки.

Взрослые не боялись брать меня с собой в горы в многодневные походы (Центральный Тянь-Шань)

Взрослые не боялись брать меня с собой в горы в многодневные походы (Центральный Тянь-Шань)

Все свободное время посвящалось чтению дневников естествоиспытателей. Я рано прочитал дневники Миклухо-Маклая (антрополога), Беллинсгаузена (первооткрывателя Антарктиды), Р. Скотта, Р. Амундсена, Р. Пири и Ф. Кука (покорителей Южного и Северного полюсов) и многих других путешественников. А также вылазкам на природу, строительству клеток или террариумов и добыванию корма для моих подопечных.

В 14 лет произошли события, которые сильно повлияли на мое развитие. Родители подарили мне щенка добермана и ружье. В Ленинграде, куда взял меня с собой отец в 1967 году в служебную командировку, в книжном киоске на станции метрополитена я увидел учебник по искусству сохранения и коллекционирования добытых зоологических экспонатов — М. А. Заславского «Таксидермия птиц» (и упросил отца купить его мне). А чуть позже прочитал популярные книги Нобелевских лауреатов, этологов: Нико Тинбергена «Поведение животных» и Конрада Лоренца «Кольцо царя Соломона», «Человек находит друга» и другие.

Моя первая собака - доберман Джек

Моя первая собака — доберман Джек (ветеринарный врач попал в больницу и Джек остался с «хвостом» и «ушами»)

В школе я едва дожидался окончания занятий и с головой окунался в свои увлечения. А их было немало. Ведь, помимо моего зверинца, который требовал постоянного внимания, я занимался радио электроникой и играл в водное поло. И в каждое из этих увлечения я погружался с головой, забывая все на свете.

Третье место в первенстве Центрального совета по водному поло, 1970 г

Третье место в первенстве Центрального совета по водному поло (Ташкент, 1970 г)

Несмотря на уже сформировавшиеся взгляды полевого биолога, я долго не мог понять, как в дальнейшем мне повышать образование. Пока, случайно не обнаружил в любимом журнале «Охота и охотничье хозяйство» информацию о наборе студентов на факультет «Охотоведения» в Кировском сельскохозяйственном институте. Наконец-то я знал, куда мне поступать после окончания школы. И испытал шок, поскольку всем будущим биологам надо было сдавать экзамен по химии, по которой я обычно имел «неуд», поскольку считал, что она мне никогда не пригодится в жизни. Пришлось засесть за нелюбимый предмет и заново его выучить.

Поступил в выбранный вуз я только в 1976 году, отработав 2 года на горно-металлургическом комбинате электромонтером сетей высокого напряжения и отслужив два года в Советской армии, в зенитно-ракетных войсках (ПВО страны) и сдав все экзамены на пять (конкурс на факультет Охотоведения всегда зашкаливал!)

Электромонтер — высоковольтник Цеха Сетей и Подстанций НГМК (Навоийского горно-металлургического комбината)

Как совместить биологию, радиотехнику и работу?

Я искал информацию о приеме на работу. Кем стать и чем зарабатывать на жизнь — было не важно, поскольку, я знал, что это будет продолжаться недолго.

Вскоре увидел объявление о наборе учеников токаря для работы на химическом комбинате и пошел устраиваться. Попав на место будущей работы, я был неприятно поражен условиями работы. Над всей территорией завода стоял стойкий запах аммиака. Неужели к  нему можно привыкнуть? Но, вокруг сновали рабочие и, кажется, совсем не замечали удушающей атмосферы. Возможно, я тоже привыкну.

И вот, когда, я уже заканчивал проходить медицинскую комиссию, я случайно узнал, что в бригаду высоковольтников нужен ученик электромонтера. Не медля ни минуты, я побежал устраиваться на новую работу.

Этот период моей трудовой деятельности я всегда вспоминаю с радостным чувством. Все мои учителя-инженеры были прекрасными специалистами и все, так же как и я, увлекались электроникой. Можно сказать, я попал в рай. И на работе даже забывал про обед, спохватываясь, когда в лаборатории вдруг наступала полная тишина. Да, собственно, то, что я делал, я не считал работой, а только любимым занятием. И удивлялся, когда меня, в очередной раз награждали грамотой и выписывали денежную премию. Если бы разрешили,  я бы даже не уходил с работы домой!

Почетная грамота ЦСиП НГМК-1

Почетная грамота ЦСиП НГМК-1

Почетная грамота ЦСиП НГМК-2

Почетная грамота ЦСиП НГМК-2

 

 

 

 

 

 

 

Служба в войсках ПВО страны

Поскольку, наряду с биологией, я был увлечен радиоконструированием и уже был достаточно опытным электромонтером — испытателем высоковольтного оборудования. Возможно, что поэтому, я и попал в сержантскую школу специалистов по ракетно-зенитному оружию, где прошел хорошую школу. После нее служба в войских уже не была трудной.

 

В сержантской школе ЗРВ страны

В сержантской школе ЗРВ страны

Два зам. ком. взвода (г. Гвардейск, 1974г)

Два зам. ком. взвода (г. Гвардейск, 1974г)

Такую грамоту я получил за военную службу

Грамота за службу в СА

Учеба в Кировском сельскохозяйственном институте (факультет Охотоведения)

Кировский сельскохозяйственный институт (факультет охотоведения)

Кировский сельскохозяйственный институт (факультет охотоведения)

Студент первого курса факультета Охотоведения

Студент первого курса факультета Охотоведения

Когда я перешел на второй курс обучения, нам, согласно приказу по высшему образованию для студентов, обучающихся по специальности «Биология», ввели обязательное чтение курса этологии (науке об наследственно закрепленных формах поведения животных).

Мой учитель - этолог Сергей Александрович Корытин за работой

Мой учитель — этолог Сергей Александрович Корытин за работой

На наш факультет пригласили читать этот курс заведующего лабораторией Прогноза численности охотничьих животных Всесоюзного научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства имени профессора Бориса Михайловича Житкова (ВНИИОЗ), доктора биологических наук, Сергея Александровича Корытина, в тот момент проводящего обширные экспериментальные исследования обонятельной ориентации у хищников.

 

Изучение тонкости обоняния у представителей семейства собачьих (собака)

Изучение тонкости обоняния у представителей семейства собачьих (собака)

Эксперименты по изучению обоняния у представителей семейства собачьих (лисица)

Изучение тонкости обоняния у представителей семейства собачьих (лисица)

Моя судьба была решена. Именно за этими знаниями я и пришел на данный факультет! После второй лекции, мы с другом побежали во ВНИИОЗ и вместе с сотрудниками лаборатории встали в очередь перед кабинетом заведующего Сергея Александровича Корытина, чтобы просить его подключить нас к исследовательской работе.

И вскоре, мы получили двух зверей для своих исследований. В Архангельской области, в время весеннего ремонта моста через таежную речку, неожиданно из-под него выскочила росомаха. Строители заглянули под мост и обнаружили двух щенков. Оба были женского пола и в честь ближайшего населенного пункта Ломоватка, были соответственно названы Ломой (она была меньше и досталась моему другу Володе) и Веткой (она стала моей подопечной и была крупной, а шерсть на ней была очень темной).

Моя росомаха Ветка (возраст1 год)

Со своей подопечной — росомахой Веткой (возраст 1 год). г. Киров, 1977 г.

Росамаха Ветка

Росомаха Ветка

Изучение поведения росомахи в природе (Архангельская обл. Пинежский район)

Во время изучения поведения росомахи в природе (Архангельская обл. Пинежский район)

Наши помощники - лайки. Архангельская область, Пинежский район

Наши помощники — охотничьи лайки (Архангельская область, Пинежский район)

Изучение тетеревинных южной тайги. Обработка биоматериалов (Республика Коми, Коркероский район)

Изучение тетеревиных южной тайги. Обработка биоматериала в полевых условиях (Республика Коми, Коркероский район)

В отрогах Западного Тянь-Шаня (Нуратинский хребет)

В отрогах Западного Тянь-Шаня (Нуратинский хребет)

Мой проводник- Караджарский егерь Узакбай, во время обследования ондатровых угодий (Аральское море)

Мой проводник, караджарский егерь Узакпай, во время обследования ондатровых угодий (Аральское море)

Ондатровая хатка в дельте Аму-Дарьи (Приаралье)

Ондатровая хатка в дельте Аму-Дарьи (Приаралье)

Ондатра на кормовом столике

Ондатра на кормовом столике

С проводником - Кадыром (Чаткальский хребет)

С проводником — Кадыром (Чаткальский хребет)

Подвид лисицы обыкновенной - лисица туркменская

Один из моих объектов исследования — туркменская лисица. Днем я добывал для подкормки лисиц кекликов, а ночью проводил наблюдения.

Быстро пролетели годы учебы. И после защиты дипломной работы, я был направлен для исследовательской работы в Среднеазиатское отделение ВНИИОЗ (г. Ташкент).

С друзьями, перед окончанием учебы

С друзьями: Володей Киприяновым, Эдиком Гецевичем и Аликом Шеровым (стоит справа), перед окончанием учебы

Наш курс (учителя и ученики)

Наш курс (учителя и ученики)

Всесоюзный Научно-Исследовательский институт Охотничьего хозяйства и Звероводства (ВНИИОЗ) имени проф. Б. М, Житкова, Среднеазиатское отделение (г. Ташкент)

После окончания института, я был направлен для продолжения исследовательской работы в Среднеазиатское отделение ВНИИОЗ. В мои обязанности входило наладить на территории четырех среднеазиатских республик: Узбекистана, Таджикистана,  Туркмении и Киргизии учет численности охотничьих животных.

Работу я начал с учета численности ондатры в Муйнакском ондатровом зверохозяйстве (г. Муйнак, Каракалпакская АССР, Аральское море) и в Сурхандарьинской области Узбекистана, где была очень высокая численность туркменской лисицы и нутрии в пойме реки Аму-Дарья, на границе с Афганистаном. Приходилось получать не только пропуск в пограничную зону, но и дополнительное разрешение заходить за линию инженерно-технических заграждений границы.

Пропуск для нахождения на пограничной полосе за линией инженерно-технических сооружений

Пропуск для нахождения на пограничной полосе за линией инженерно-технических сооружений от заставы №7 Термезский мост через Аму-Дарью в Афганистан до заставы №3 на границе Узбекистана, Туркменистана и Афганистана

В институте Зоологии Академии Наук УзССР, я сдружился с герпетологами, которые каждую весну выезжали в Сурхандарьинскую область для отлова песчанных эф. Ареалы самой высокой численности лисицы и этой змеи почти полностью совпадали и я стал выезжать в экспедиции с герпетологами. На маршруте я ловил им змей, а они попутно учитывали все норы лисиц.

Пойма реки Кара-Су - местообитания лисицы и песчаной эфы

Пойма реки Кара-Су — местообитания лисицы и песчаной эфы

Дневной улов змей

Дневной «улов» песчанных эф. Примерно столько отлавливал каждый участник экспедиции за дневной переход  (пойма р. Кара-Су, Сурхандарьинская область)

Директор змеепитомника Бабакул (слева) на рынке в Термезе приобретает продукты для плова

Директор змеепитомника АН Уз. ССР, Бабакул (слева) на рынке в Термезе приобретает продукты для плова

Типичный магазин потребкооперации в глубинке

Типичный магазин потребкооперации в глубинке

Ташкентский университет, Философско-Экономический факультет, кафедра Психологии

В Ташкенте я познакомился с исследовательской группой зоопсихолога Зафаржана Раимжановича Душабаева, проводившей исследования интеллектуальных способностей у животных.

Мой второй учитель - зоопсихолог З. Р. Душабаев

Мой второй учитель — зоопсихолог Зафаржан Раимжанович Душабаев (ученик академика Б. Г. Ананьева)

Произошел еще один поворот в судьбе — меня приняли зоопсихологи. После прослушивания курса Зоопсихологии на философско-экономическом факультете Ташкентского университета, я перешел на работу в университет, на кафедру психологии.

Мой коллега, Сергей Чернов за проведением зоопсихологического эксперимента (ТашГУ)

Мой коллега, Сергей Чернов, за проведением зоопсихологического эксперимента (ТашГУ)

Это было очень трудное и интересное время. Мы на собственные деньги приобретали необходимое оборудование и под руководством нашего шефа строили «лабиринты» — установки для исследования интеллекта у животных, в ночное время проводили эксперименты и с увлечением обсуждали полученные данные. Зафаржан Раимжанович не только обеспечивал общее руководство, выдвигал гипотезы, проектировал адекватные исследовательским задачам экспериментальные установки, помогал правильно интерпретировать полученные результаты, но и находил помещения для содержания животных и оборудования.

Тихоокеанский Научно-Исследовательский Институт Рыбного хозяйства и Океанографии (ТИНРО), Камчатское отделение

В стране наступали перемены. Они и жажда приключений повели меня дальше. В 1985 году, с благословения моих учителей Зафаржана Раимжановича и Сергея Александровича, а также благодаря помощи моих друзей-охотоведов, Владимира Бурканова и Николая Лыскина, я переехал на Камчатку и устроился младшим научным сотрудником в лабораторию Морзверя Камчатского отделения ТИНРО (Тихоокеанского научно- исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии). Новый объект исследования — северные морские котики Командорских островов. Новые звери со сложным социальным поведением, новые впечатления.

Научные сотрудники лаборатории морзверя КоТИНРО (1986 г.)

Научные сотрудники лаборатории морзверя КоТИНРО (1986 г.)

Разрешение на проведение научной работы на лежбищах северных морских котиков Командрских островов

Разрешение на проведение научной работы на лежбищах северных морских котиков Командрских островов

Лежбище Урилье (о. Медный)

Панорама лежбища Урилье — основного места моей исследовательской работы. Вид от мыса Перешеечный Камень на мыс Поганый (о. Медный)

Схема лежбища Урилье с обозначением участков для подсчета численности разных половых и возрастных групп животных

Схема лежбища Урилье с обозначением участков для подсчета численности разных половых и возрастных групп животных

Многомесячные экспедиции на Командорские острова (о. Медный и о. Беринга), облеты Камчатки на самолетах, вертолетах. Длительные переходы на судах (научных и рыболовецких). И, конечно — вулканы и океан — эти две опасные для человека, но такие завораживающие внимание стихии, приводили меня в восхищение. Чувство принадлежности к этому удивительному миру, романтика путешествий, помогали выживать в опасных условиях.

Вот одна из эмоциональных зарисовок:

Думы после окончания полевого сезона

(две недели из-за сильного шторма, наше экспедиционное судно, не могло подойти к острову, чтобы взять нас на борт. 12.08.1988 г.)

Здесь, на острове, проблем не осталось,

Если не считать эту малость —

Как нам в лодку сесть в накат*,

К кораблю причалить зад,

Да в Деревню**, еле сдерживая мат …

                        — » —

Здесь, на Медном, все дела завершены.

На котах все метки прочтены.

Здесь работали мы в «Танке» ***

(хуже не было болтанки),

Все гаремы были нами учтены.

.                        — » —

Не любили нас с тобою секачи,

Рвали танк, рычали … хоть кричи!

Мы в «ногах» у них валялись,

Но и тут не растерялись …

Но, об этом лучше помолчим.

                        — » —

С самками дела у нас пошли,

Детский сад мы с ними завели.

Уж наметили «детишек» ****

(чистых не было штанишек) — ни у нас ни у них!

Вокруг нас не лилии цвели — аромат стоял — дай боже!

                              — » —

На Урильем еды не осталось — хоть бакланов, топорков и кайр начинай жрать

Дай Господь только самую малость …

Только б в лодку, хоть в накат,

Уж не сдерживая мат,

Да в Деревню — там просушим свой зад …

Примечания: * «Накат» — высокая прибрежная зыбь; ** «Деревня» — село Никольское на острове Беринге, административный центр Алеутского национального округа; *** «Танк» — ящик из фанеры, в котором два сотрудника работали на гаремном участке лежбища (он защищал от нападения секачей); **** «Детишки» — щенки с.м.к., которых мы отлавливали сразу после рождения, обмеряли, взвешивали, метили и фотографировали, а затем возвращали самке.

Гарем секача северного морского котика (л-ще Урилье, о. Медный)

Гарем секача северного морского котика (л-ще Урилье, о. Медный)

Секач северного морского котика на о. Медном (лежбище Урилье)

Секач северного морского котика готовится к нападению. После щелчка фотоаппарата, он бросился на меня (лежбище Урилье, о. Медный)

Самка северного морского котика (о. Медный)

Самка северного морского котика (о. Медный)

Щенок северного морского котика

Щенок северного морского котика

Не раз мне приходилось быть на краю гибели, повисая на каменной скале на 300 метровой высоте над котиковым лежбищем или пытаясь добраться до суши в тонущей лодке с заглохшим мотором.

Мыс Черный

Круча в небо, пот в глаза,

На вершину, вниз нельзя.

Черный мыс укутался туманом.

— » —

Нам с тобою нелегко,

До вершины далеко,

Но, долезем, я клянусь каланом.

— » —

Тем, что спрятался вдали,

Сбил нас с верного пути …

Ведь не лезем на вершину спьяну?

— » —

Выбрались! Нам черт не брат!

Хоть в висках гремит набат …

Хмелем рвется кровь по жилам — живы!

Конфликт между сивучем (морским львом) и секачом северного морского котика (о. Медный)

Конфликт между сивучем (морским львом) и секачом северного морского котика (о. Медный)

Конфликт между сивучем (морским львом) и секачом северного морского котика (о. Медный)

С щенком северного морского котика, черненьким (ле-ще Северное, о. Беринга)

С щенком северного морского котика, черненьким (ле-ще Северное, о. Беринга)

Голубой песец на о. Медном

Голубой песец на о. Медном

Тундряная куропатка среди цветущего рододендрона (о. Медный)

Тундряная куропатка среди цветущего рододендрона (о. Медный)

В бухте Глинка, перед подъемом на перева в

В бухте Глинка, перед подъемом на перевал на тихоокеанскую сторону в бухту Бабичья

На берегу Тихого океана встречаем коллег из Сиэтла (о. Медный, л-ще Урилье, 1990)

На берегу Тихого океана встречаем коллег из Сиэтла: Роджера (Ли) Джентри, Марка Пирсона и Георга (Бада) Антонелиса (о. Медный, л-ще Урилье, 1990)

Роджер Джентри (морская лаборатория, Сиэтл) устанавливает космическую метку (TDR) на самку с.м.к. (о. Медный, 1990 г)

Роджер Джентри (морская лаборатория, Сиэтл) устанавливает космическую метку (TDR) на самку с.м.к. (о. Медный, 1990 г)

Последнее посещение лаборатории морзверя КоТИНРО в 1998 году

Последнее посещение лаборатории морзверя КоТИНРО в 1998 году

Не удивительно, что во всех этих путешествиях меня продолжали сопровождать собаки. И, по мере того, как все труднее было проводить исследования морских млекопитающих (из-за распада СССР и удорожания экспедиционных расходов), все чаще приходила мысль, что вот он — самый приближенный к человеку зверь — собака, которая спасает меня от различных угроз во время путешествий, во многом все еще остается для меня загадкой. В частности, несмотря на прикладную дрессировку своих собак, дома (в городе) многое в их поведении меня не устраивало. Эта мысль не давала мне покоя до тех пор, пока в 1992 году я не решился уволиться из ТИНРО с целью продолжить самостоятельное исследование причин проблемного поведения собак и особенно — их агрессивного поведения.

Создание ЗАО «Созвездие Псов»

Уйдя из науки, я был полон энтузиазма и решимости и уже через полгода, после увольнения из КоТИНРО, вместе с Борисом Ивановичем Широким, страстным поклонником и заводчиком аборигенных лаек (Чукоская оленегонная, Камчатская ездовая, Чукотская ездовая) создал первое «собачье» предприятие — закрытое акционерное общество «Созвездие псов». В него влились следующие подразделения: ветеринарная клиника, питомник служебных собак, дрессировочная станция для подготовки защитных собак, охранное предприятие и научно-прикладное общество «КИНОС» (которым и руководил Борис Иванович).

На первом собрании акционеров, меня единодушно избрали генеральным директором нового предприятия и я окунулся с головой в административные заботы: открытие банковского счета, акционерного капитала, аренда и оборудование помещения для  администрации.

Борис Иванович Широкий со своими подопечными (из архива Б. И. Широкова)

Борис Иванович Широкий со своими подопечными (из архива Б. И. Широкова)

Гонки на собачьих упряжках Берингия-Спринт

Гонки на собачьих упряжках Берингия-Спринт

Это было динамичное и интересное время. Наше ЗАО участвовало в разных кинологических мероприятиях города, в том числе и в  организации гонок на собачьих упряжках — Берингия — Спринт.

Но, вскоре, я ощутил душевный дискомфорт — то, ради чего я уходил из ТИНРО — исследование конфликтного поведения собак (в том числе трусость и агрессия), разработки методов его изменения — все больше отдалялось от меня. Надо было принимать новое решение. Вскоре, на очередном собрании акционеров, я попросил коллег снять меня с занимаемой должности. В то время я уже решил уехать с Камчатки и вернуться в Среднюю Азию.

Махнем на Юг …

Махнем на Юг! Там больше света,

Тепло, урюк … поедем Света!

Там люди, все — чернее сажи,

Их животы полней и глаже …

— » —

Сравнимы с ними лишь арбузы,

Что, оборвав с землею узы,

Лежат не на колхозных грядах,

А на базарных баррикадах.

— » —

Земля там родит лишь гигантов,

Там люди с множеством талантов.

И всякий может вас надуть …

Но, сделать «все» не как-нибудь.

— » —

Поедем, Света, там ведь рай!

И по ночам, в кромешной тьме,

Не будет сниться Вам Шанхай.

Не будет сниться он и мне.

И вскоре, продав свою квартиру в г. Петропавлоск-Камчатский, с женой и тремя ягдтерьерами, уехал в Узбекистан, где, в 120 км от Ташкента, в г. Дукент (на склоне Чаткальского хребта), стал строить новый питомник для разведения и дрессировки ягдтерьеров. Место  было удачное, в 150 метрах от дома начиналось ущелье, где обитали горные куропатки (кеклики), во множестве водились лисицы и кабаны.

Горная куропатка - кеклик

Каменная куропатка — кеклик

Всю зиму я охотился в горах со своими ягдтерьерами и добыл немало лисиц. А это время разваливалась, казалось построенная на века империя — Советский Союз. Начались остановки всех предприятий, советский рубль приказал долго жить. Правительство Узбекистана ввело свои «тугрики» — они был напечатаны на обыкновенной бумаге и практически ничего не стоили. Хорошо, что я продал квартиру за доллары США. Но, чтобы безопасно поменять их (на всех рынках проводились регулярные облавы), приходилось каждый раз ехать в Ташкент. Там, встречаясь с бывшими коллегами из Управления охотничьего хозяйства, я слышал одно и то же: «Зачем ты тратишь здесь свои доллары, мы все сидим на чемоданах — надо уезжать!»

Обсудив предстоящее возвращение в Россию и позвонив своему учителю и другу — Сергею Александровичу Корытину, я выехал в г. Киров, чтобы найти там жилье, а затем перевезти всю семью.

В бывших колониях России русским теперь было не сладко. Наконец и до меня дошло — надо уезжать. К этому решению подтолкнула и беременность жены — остатки качественного медицинского обслуживания таяли на глазах, а я не хотел потерять своего ребенка.

Путь профессионального дрессировщика собак

Отпечатав на пишущей машинке с полсотни объявлений об услугах дрессировщика и номером домашнего телефона, я наклеил их на автобусных остановках в городе и на досках объявлений в ветеринарных клиниках. Так началась моя работа частного дрессировщика..

За это время я познакомился со всеми дрессировщиками в городе, в том числе и из ведомства МВД и со всеми наладил хорошие отношения. Встречаясь, мы часто делились своими профессиональными секретами и проблемами.

Но, появившиеся первые клиенты, поставили передо мной и первые сложные вопросы, на которые у меня не было ответов

Дрессируя собак по отечественным курсам ОКД (Общий Курс Дрессировки собак) и ЗКС (курс Защитно-Караульной Службы), я сразу столкнулся с двумя проблемами:

  1. Владельцы собак хотели исправить у них вредные привычки: нечистоплотность, агрессию, порчу домашних вещей, лай дома и т.п.
  2. Дрессировка по курсу ОКД не имела никакого отношения к решению этих поведенческих проблем.

С неотвратимостью встал вопрос о создании собственной дрессировочной станции, где я мог бы ставить эксперименты на собаках и находить ответы на эти насущные вопросы. Я стал искать место для ее организации.

К этому времени я уже заслужил авторитет среди многих своих клиентов и многие из них начали предлагать свою помощь в создании станции. Но, я понимал, что иду на большой риск и уклонялся от предложений финансирования своего проекта.

От приглашений клубов служебного собаководства стать их штатным дрессировщиком я тоже отказывался, поскольку уже знал, что отдалюсь от намеченной исследовательской работы.

За исправленную агрессию к членам семьи у суки-добермана Сорбоны, я получил в подарок щенка

За исправленную агрессию к членам семьи у суки-добермана Сорбоны, я получил в подарок щенка

Много месяцев ушло, прежде, чем я нашел выход из создавшегося тупика. Как всегда,  решение было рядом.

Случайно, я узнал, что биостанция ВНИИОЗа (головного НИИ Охоты) находится в запустении. Часть земли взяло аренду близлежащее зверохозяйство, но был захламленный кусок земли (площадью около 1 гектара), на который пока никто не претендовал. Раньше на этой площади проводились научные эксперименты с животными. Остались два деревянных здания: в одном жили сотрудники станции, в другом они проводили опыты. На захламленном участке осталось много звероводческой сетки. И все это досталось мне, когда я заключил с Институтом Охотничьего Хозяйства договор об аренде. Участок находился в 14 км. от города и мимо по трассе проходил маршрут одного из городских автобусов.

Радости моей не было конца! Я сразу переехал жить на свою станцию и с энтузиазмом взялся за работу ее строительство.

Утром я ехал в город дрессировать собак клиентов, а вечером строил станцию. Помогали мне жена, брат и первый помощник, который раньше был клиентом, а после дрессировки под моим руководством своей немецкой овчарки, увлекся дрессировкой собак и уволился с закрытого военного завода.

Помимо дрессировки надо было сделать очень многое. Грейдером снять слой мусора (с гвоздями и осколками стекла) и выровнять площадку, построить вольеры. Обнести территорию станции двухметровым забором (это было требование соседей — звероводов).

С моим помощником строим вольеры для собак

С моим помощником строим вольеры для собак (станция в г. Кирове)

Тогда же я взялся за освоение немецкого курса дрессировки служебных собак — Шутцхунд (Защитная Собака). И первой собакой, прошедшей его, стал отказной доберман, по кличке Сэнди, покусавший детей владельцев, а следом — доберман Сорбона, нападавшая на пожилую мать владелицы.

Лучше всего я описал свой путь дрессировщика и создание новой методики дрессировки собак в синопсисе к опубликованной в 1010 году книге «Новая методика Лидерско-Ролевого обучения собак (ЛИРОС). Курс начальной дрессировки».

Книга. Методика лидерско-ролевого обучения собак (ЛИРОС). Курс начальной дрессировки

Книга. Методика лидерско-ролевого обучения собак (ЛИРОС). Курс начальной дрессировки

Создание методики ЛИРОС

Эта книга – о собаках и их обучении. Но, не о тех идеальных «очеловеченных» существах, описаниями которых переполнена литература и искусство. Согласно этому общепринятому образу, собака – «друг человека», «верный», «бесстрашный» защитник его интересов; «гордый», «мужественный», «лишенный лести», «любящий детей» …

Список можно продолжать до бесконечности. Чтобы найти портрет такой собаки, достаточно взять любую книжку по собаководству.

Очень редко, в криминальной хронике, появляются иные портреты собак: напавших на своих владельцев, прохожих; покусавших детей.

Почему собаки бывают такими разными? Почему, с одними можно наладить бесконфликтные взаимоотношения, а с другими нет? Бывают ли они «добрыми» как пытаются нас убедить владельцы питомников (заводчики), и при каких обстоятельствах они становятся невыносимыми или опасными для человека?

В этой книге я попытался ответить на многие, в том числе и эти вопросы. Эта книга была создана при работе с реальными, невыдуманными собаками, которые:

  1. Не слушаются. Убегают от владельца на прогулке, тянут поводок, воруют еду, спят в постели владельца, мочатся в доме, толкают и опираются передними лапами на владельца.
  2. Портят личные вещи владельцев, мебель; рвут обои на стенах.
  3. Ведут себя агрессивно. Кусают руки и ноги, рычат, нападают на членов семьи и посторонних людей.
  4. Боятся фейерверков, громких звуков, грома, улицы, движущихся машин.

Она о том, как их превратить в послушных спутников человека, безопасных для владельцев и окружающих.

Какие-то проблемы поведения возникают сразу, как только собака появляется в доме, какие-то появляются в определенные периоды её развития. У одной собаки может быть одна вредная привычка, у другой их так много, что владелец просто не знает, что делать.

Мой опыт и работа в качестве консультанта по проблемному поведению собак, показывает, что беспроблемных животных не бывает. Все собаки изначально являются проблемными, и это первое, с чем сталкивается каждый, кто приобретает собаку.

Удостоверение инструктора и специалиста по рабочим качествам РКФ, которое я получил в 2000 г. когда был приглашен работать в Центральный Клуб Служебного Собаководства (учебно-методическую комиссию)

Удостоверение инструктора и специалиста по рабочим качествам РКФ, которое я получил в 2000 г. когда был приглашен работать в Центральный Клуб Служебного Собаководства (учебно-методическую комиссию)

Так случилось и со мной, когда родители подарили мне первую собаку породы доберман. Джек был очень агрессивной собакой. Но, тогда я не осознавал, что это и есть проблемное поведение, а думал, как и многие начинающие собаководы, что это естественное поведение собаки, которое надо принимать как должное — такая вот у меня особенная собака, личность! И с этим уж ничего не поделаешь.

И следующие собаки (жёсткошерстный фокстерьер, пять ягдтерьеров), а все они были хорошими охотниками, были склонны к агрессии, то есть могли укусить и кусали людей, в том числе и меня. И в сравнении с этой проблемой, все остальные вредные привычки собак казались просто ничтожными.

Но все мои собаки были при этом хорошими охотниками! И я тратил очень много времени на их дрессировку, чтобы сделать из них надежных помощников. Но, к моему удивлению, узнал, что хорошая работа собак в поле, не является гарантом исправления вредных привычек, которые проявляются у собак дома. Собака, усваивая какие-либо охотничьи навыки: хорошо апортируя, выслеживая дичь, дома могла быть невыносимой. Обычно бывает так, что владелец просто привыкает к вредным привычкам своей собаки, или смиряется с ними, переставая обращать внимание.

С доберманом Цефом в Школе Колесникова (Москва, Кусковский парк)

С доберманом Цефом в Школе Колесникова (Москва, Кусковский парк)

Когда я стал профессиональным дрессировщиком и начал зарабатывать этим ремеслом на жизнь, то вновь столкнулся с собаками, имеющими вредные привычки. Мои клиенты в первую очередь жаловались на то, что их собаки не слушались, тянули поводок на прогулках; портили домашние вещи. И снова, пытаясь стандартными методами дрессировки исправить проблемное поведение этих собак, я, в который раз убедился, что они не эффективны. Было потрачено много месяцев работы, но результаты были плачевны. Я снова принимался читать книги по дрессировке, изучать различные дрессировочные программы и проверять полученные знания на практике, но ничто не работало. Я был близок к отчаянью.

Американский стаффордширский терьер Рокки, 4м. Проблема нечистоплотность, агрессия

Американский стаффордширский терьер Рокки, 4м. Проблема нечистоплотность, агрессия

Американский стаффордширский терьер Рокки, 4 мес.

Американский стаффордширский терьер Рокки, 4 мес.

 

 

 

 

 

 

 

 

И все же книги помогли. Во многих из них, я обнаружил главы, посвященные проблемному поведению собак и методам их исправления, что говорило о том, что проблемное поведение собак омрачало жизнь не только мне, но и многим профессиональным дрессировщикам.

Я стал выписывать и анализировать описанные в литературе приёмы коррекции проблемного поведения собак. Многие из них были настолько жестокими, что стало ясно, что родились они в головах авторов в минуты полного бессилия.

Американский стаффордширский терьер Арчи, 10 мес.

Американский стаффордширский терьер Арчи, 10 мес. (агрессия к людям)

Американский стаффордширский терьер Чак, 9 мес. (агрессия)

Американский стаффордширский терьер Чак, 9 мес. (агрессия к людям)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Например, по легавой собаке, гоняющей зайца, рекомендовали стрелять из ружья мелкой дробью или предлагали в один мешок поместить собаку и зайца, а затем бросить мешок с крутого откоса вниз. Еще один приём — надеть на небольшую, но злую собаку шкуру зайца и выпустить в поле, после чего пустить легавую собаку. Догнав такого «зайца» легавая собака подвергалась нападению агрессивной собаки, что должно было впредь отучить её преследовать зайцев. На собаку преследующую автомобили надевали строгий ошейник и сильно дергали за дрессировочный шнур, когда та бросалась на проезжающую машину.

Американская акита Джерри, 3 года.

Американская акита Джерри, 3 года.

Вот несколько приёмов «отучения» собаки опираться передними лапами на владельца: наступить на заднюю лапу, сжать рукой до боли переднюю лапу, ударить коленкой в грудь. А что делать, если собака кусает руки или ноги? Шлепнуть рукой, газетой и т.п. Громко крикнуть, бросить цепочку. Число приёмов отучения бесконечно и ограничивается только воображением отчаявшихся людей.

Дратхаар Лира, около 1 года. Подготовка универсальной легавой

Дратхаар Лира, около 1 года. Подготовка универсальной легавой

Важным во всем этом было то (и это я проверил на собственном опыте), что обычными средствами дрессировки эти поведенческие реакции не исправляются. А значит, надо было искать нечто вне традиционных дрессировочных курсов. Все приведенные «методы» коррекции поведения, использовали болевое воздействие на собаку, или вызывали у неё реакцию испуга, а значит, агрессивные и трусливые особи не могли быть «переучены» этими средствами.

Дратхаар Фрам, 2 года, апортирование

Дратхаар Фрам, 2 года, апортирование

Но, помимо многочисленных приёмов коррекции проблемного поведения собак, в книгах я обнаружил некоторые рациональные положения. Например, в охотничьей литературе, раздел «Дрессировка» почти всегда начинался с дрессировки собаки в доме, где щенка сначала приучали к нахождению на своём месте для отдыха, затем поеданию корма по команде и, наконец – длительному лежанию перед чашкой с кормом в ожидании разрешающей команды владельца

Дратхаары Рич и Фрам (укладка перед работой)

Дратхаары Рич и Фрам (укладка перед работой)

В некоторых книгах можно было найти примеры применения этих принципов. Так в знаменитой книге Дриянского «Записки мелкотравчатого» меня поразил пример управления стаей гончих ловчим Феопеном. Когда большая стая собак была уложена далеко (за версту) в перелеске, а затем по зову рога подозвана к месту кормления:

«Собаки скоро очутились на бугре и уселись в два ряда вокруг корыта, в таком от него расстоянии, что можно было между ними и корытом проехать на телеге. Феопен снова взбуровил овсянку лопаткой, стукнул о край и крикнул: «Дбруц!». Собаки живо кинулись к корыту и принялись лакать. … Стой! – крикнул Феопен собакам. Собаки тем же порядком отскочили от корыта и выровнялись; Феопен снова размешал овсянку. – Дбруц! Пир начался снова». А дальше по тексту идёт обоснование необходимости такой выучки у этих собак: «За что же эта необходимейшая и самая дорогая собака на охоте, эта рьяная, самоотверженная, добыточная труженица и вернейшая помощница охотника, доставляющая ему одно из наилучших для него удовольствий, оставлена им в таком черном теле и не выходит ни на миг из-под тирании своих грозных надсмотрщиков и стражей …? А за то, что ни одна из охотничьих собак не обладает таким количеством зверских инстинктов, сколькими наделена гончая собака, преимущественно зверогон; его жадность, заркость и злоба, без постоянного внимания и строгого за ним досмотра, ведут его прямо к зверской одичалости, к «набаловке», то есть он из зверогона делается «скотинником» и может разом испортить всю стаю. Оттого-то выдержка стаи гончих так трудна и требует большого терпенья, уменья и мастерства».

Эту книгу я прочитал давно и подчеркнул много удивительно точных суждений автора. Но, пока не стал профессиональным дрессировщиком собак, не придавал большого значения этим глубоким мыслям. Мне казалось, как и многим прочитавшим эту книгу, что ловчий из хвастовства показывал дворянам такую удивительную выучку своих собак.

Восточно Сибирская лайка Кучум, 3 года. Агрессия к людям

Восточно Сибирская лайка Кучум, 3 года. Агрессия к людям

Еще один фактор, влияющий на эффективность обучения собаки в доме (и её дальнейшее послушание), не менее жестко и прямолинейно отмечает известный охотовед и знаток охоты с собаками С. А. Бутурлин:

«У собаки, в смысле её обучения, три главных врага: жена и дети хозяина, которые играми и ласками балуют пса, и, в третьих, горячность и бестолковость самого хозяина».

А. А. Черкасов, описывая уклад и привычки охотников восточной Сибири, в главе, посвященной собакам пишет:

«Во время белковья, осенью, слишком жирных собак промышленники выдерживают на привязях и мало кормят; это продолжается до тех пор, пока собаки потеряют жир, сделаются резвыми, легкими и нестомчивыми на охоте. Выдерживание обыкновенно происходит ночами, на самых холодных местах тайги, на ветру; собак преимущественно привязывают на речках на льду или на песке, где их скорее прохватывает ветром и морозом».

Выходит, собак морили голодом перед самой, что ни на есть, тяжёлой работой?

Доберман Сенди,1 г. 6 мес. Агрессия к людям

Доберман Сэнди,1 г. 6 мес. Агрессия к людям

Но, в моём подсознании эти примеры осели, и в какой-то момент пришло озарение. Я вдруг увидел, что в этих положениях и заключается главный секрет послушания собак. Что создание пищевой мотивации у собаки, последующее её обучение строго определённым стандартам взаимодействия с владельцем в быту и неукоснительное соблюдение их в жизни – это и есть единственно возможный путь решения многих поведенческих проблем у собак.

Карело-финская лайка Джесси (подготовка к охоте на боровую дичь)

Карело-финская лайка Джесси (подготовка к охоте на боровую дичь)

И вот наступил момент, когда мне пришлось вспомнить эти и многие другие примеры из литературных источников и испытать на практике их эффективность.

В 1977 году, в Кирове, я взял в аренду около 1 га земли у ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства и решил построить дрессировочную станцию. Рядом находился племенной участок звероводческого хозяйства и одним из условий, выставленных мне, было соблюдение на станции тишины, поскольку невдалеке находился племенной участок зверофермы и лай собак мог повлиять на течение беременности у песцов и норок.

Кане корсо Балу (нечистоплотность в доме, непослушание) 1

Кане корсо Балу (нечистоплотность в доме, непослушание)

Вот тут я и вспомнил разбросанные по литературе фрагменты описания домашней дрессировки охотничьих собак. Всё прочитанное и наработанное вдруг оформилось в четкую картинку. Теперь я знал с чего начинать и что мне делать; в каком направлении вести поиски ответов на возникающие вопросы.

Кане корсо Жора (подготовка к защитной работе)

Кане корсо Жора (подготовка к защитной работе)

В очередной раз, просмотрев литературу по дрессировке собак, я вновь убедился, что ни один традиционный курс дрессировки не предполагает такого обучения собаки и не ставит перед собой такой цели – оптимальное, бесконфликтное поведение собаки в быту, то, что обычно мы выражаем словом «послушание».

Кавказская овчарка Берг (агрессия к людям, подготовка к охране частной собственности)

Кавказская овчарка Берг (агрессия к людям, подготовка к охране частной собственности)

Так, на дрессировочной станции в Кирове, началась работа по созданию системы управления собакой в доме (вольере) и разработка обучающих схем. И хотя, открывая станцию, я мечтал дрессировать охотничьих собак, первыми и последующими моими «пациентами» стали проблемные собаки: непослушные или покусавшие людей (членов семьи, посторонних). Именно на них и были получены первые обнадеживающие результаты. После такой начальной дрессировки, собаки действительно стали вести себя тихо и были более внимательны при обучении их другим задачам. А главное они становились безопасными для меня, обслуживающего персонала станции, своих владельцев.

В последующем, уже занимаясь подготовкой защитных собак для обеспечения личной безопасности владельцев, я в очередной раз столкнулся с проблемным поведением собак и увидел, что именно оно мешает обучению собаки профессиональным защитным навыкам. В большинстве случаев, после того, как формулировалась задача профессиональной дрессировки, разговор переключался на нежелательное поведение собаки. Оказывалось, что собака грызёт вольер или будку, оправляется в неположенном месте, прыгает на владельца, кусает руки и ноги, убегает при первой возможности и т.д. И это вынуждает владельца кричать на своего будущего защитника, а нередко и наказывать его, что разрушает доверие собаки к нему.

Но, исправив вредные привычки, то есть, создав у собаки бесконфликтное поведение, мы быстрее обучали её специальности защитника. Причем, после Начальной дрессировки, кобели обучались ничуть не хуже сук, а скорее лучше. Что опровергало распространенный среди собаководов тезис о том, что мужские особи у собак труднее поддаются дрессировке, чем женские. Практика показала, что доминантные и агрессивные кобели не только легко дрессировались, но их исполнительское мастерство (чистота и скорость выполнения приёмов) значительно превышала те же показатели у сук. Поэтому, то, что рядовые владельцы сук принимают за послушание, скорее всего закрепленный в генетической программе поведенческий комплекс, обеспечивающий успешное продолжение рода у собак – рождение щенков и их выращивание. Внешней, бросающейся в глаза, частью которого и является более высокая, чем у кобелей привязанность сук к владельцу и территории проживания, более развитое «чувство дома».

Кобели, в отличие от сук, становятся послушными и управляемыми (привязанными к дому) только при условии создания стаи, где и проявляется в высокой степени их социальность.

Способность создавать сплоченное сообщество – стаю является эволюционным механизмом для выживания волков и собак в неблагоприятное время года, когда выжить в одиночку становится невозможно. То есть запускает механизм создания стаи – голод! Мелкие объекты питания доступные отдельной особи становятся недоступными, а крупных (копытные) можно добыть, только объединившись в сплоченную группу, организованную по иерархическому принципу.

Создание дрессировочной схемы, имитирующей совместное «добывание» собакой под руководством человека пищевого объекта и последующего получения этого объекта питания на иерархических принципах «старший – младший» позволяет создать у собаки поведение низкоранговой особи, а владельцу повысить свой статус в данной ситуации. После такого обучения собаки, охватывающего всю ее мотивационную сферу, то есть проведённое в отношении всех объектов, которыми собака хочет завладеть или ситуаций, в которых она стремится быть первой, собака действительно начинает «чувствовать» себя подчиненной особью, а значит, становится послушной и управляемой. Самопроизвольное исчезновение многих вредных привычек: толкает владельца, кусает руки или ноги, опирается на него передними лапами и т.д., может быть дополнительным свидетельством того, что собака чувствует себя по отношению к владельцу подчинённой (низкоранговой) особью. А поскольку, после такого обучения, собака становится более спокойной и уравновешенной, внимательной к сигналам владельца, можно предположить, что созданная, социальная среда обитания является благоприятной для формирования психически здоровой особи.

Значительный интерес для практиков может представлять тот факт, что, создав иерархические отношения с собакой, мы раскрываем её способности к обучению. Собака концентрирует на владельце своё внимание и ведёт себя с учётом его поведения. Она начинает учиться в своего учителя. Охотники знают, как легко собака переключается на охоту на новый объект, который заинтересовал владельца. В незнакомой ситуации, собака легко справляется со стрессом, копируя эмоциональное состояние владельца.

Возможно, что у социальных биологических видов, обучение становится наиболее эффективным, если «учитель» занимает по отношению к «ученику» более высокий социальный ранг, поскольку в этом случае он становится для ученика объектом для подражания. А взаимоотношения по типу «старший — младший» создают «информационный канал» (наиболее благоприятные условия) для передачи обучающей информации от старшей особи к младшей.

Хотя, возможно, что все перечисленные явления свойственны всему «собачьему роду», они наиболее ярко проявляются у двух крайних психофизиологических типов собак – агрессивных и трусливых. Обоим типам собак свойственна одна проблема – они плохо обучаются традиционными методами. Агрессивные собаки – имеют высокоразвитое стремление к превосходству – доминирование и эмоциональную агрессию. Они активны, любознательны и бегут «познакомиться» к любой собаке. А приблизившись к ней они начинают бороться за лидерство, используя «инструмент» для его достижения – агрессию. Такие особи применяют агрессию и в любой незнакомой, стрессовой ситуации. Поэтому их высокая социальность («побочный продукт» доминантности) в сочетании с агрессией («инструментом» достижения лидерских позиций) становятся препятствием для их обучения «социально приемлемым» методам достижения своих целей. Можно сказать, что они все свои проблемы склонны решать «кулаком», нападая и кусая окружающих. И первыми объектами нападения таких собак чаще становятся люди ближайшего окружения (владельцы и их соседи).

Трусливые собаки также не могут ничему научиться, поскольку избегают всего нового, незнакомого, что мешает им выйти за пределы «зоны комфорта» чтобы научиться новым навыкам. Таким образом, первые «излишне» вооружены природой, вторые «чувствуют» себя абсолютно незащищенными в новой обстановке.

Собак обоих типов не любят на дрессировочных площадках, поскольку они создают неприемлемую обстановку для других «учеников» и избегают инструкторы по традиционным курсам дрессировки, поскольку знают, что такие собаки практически не обучаемы. Эти два типа собак и делают несчастными своих владельцев и множат ряды ненавистников собак.

Что касается меня, то было огромным везением, что именно эти собаки стали моими первыми «пациентами» на дрессировочной станции в г. Кирове. Только работа с собаками этих двух психофизиологических типов позволила мне увидеть ярко, в «чистом виде» всю совокупность проблем современного состояния дел в части дрессировки собак и исправления их вредных привычек и начать разработку новой методики.

В предлагаемой заинтересованному этой темой читателю книге изложена методика Начальной дрессировки собак (ЛиРОС – лидерско–ролевого обучения собак). Она позволяет обучить собаку приемлемому поведению, сделав её послушной и удобной для жизни с человеком, безопасной для собственных владельцев и окружающих.

В основе методики лежит следующая система допущений.

Собака, попав в дом, владельца начинает приспосабливаться к новой, очень сложной и  изменчивой среде обитания, используя все имеющиеся у неё возможности. Этот процесс характеризуется широким диапазоном поведенческих реакций индивида и высоким уровнем стресса в котором он находится в этот период жизни. Собака в полном одиночестве, на свой «страх и риск» изучает новую обстановку и «ищет» эффективные способы выживания (получения жизненно важных ресурсов) в ней. Действуя по методу «проб и ошибок» и делая свои «умозаключения», она и приобретает «вредные» привычки, которые являются таковыми только с точки зрения владельца, но не собаки.

Некоторым собакам, со сбалансированными психофизиологическими характеристиками, частично удается «разобраться» в «устройстве» этой среды и научиться получать жизненно необходимые (витальные) ресурсы с минимальным ущербом для психического и физического здоровья. Другим и в первую очередь – трусливым и доминантным собакам это удается не всегда, в силу особенностей их психической организации.

Именно поэтому представители этих двух крайних психофизиологических типов собак и становятся «героями» криминальных сводок в информационных выпусках газет и телевидения.

Но собака является социальным хищником, а значит, при определенных условиях, она способна создать стаю. Способность создавать стаю является эволюционным приспособлением волков и собак к переживанию тяжелых условий жизни, когда выжить в одиночку становится невозможным. Вот эти «условия» среды обитания и запускают механизм формирования стаи.

Стая характеризуется строгой иерархией (все члены стаи имеют социальные ранги), и системой общения (коммуникации) для поддержания их. Члены стаи способны координировать свои действия в процессе добывания пищи и распределения её между членами группы; защищают охотничью территорию и бросаются на выручку друг к другу при нападении конкурентов. В стае могут выжить как трусливые (занимающие низкие социальные ранги), так и доминантные (высокоранговые) особи.

Все это позволяет предположить, что жизнь в стае создает для индивида наиболее оптимальные условия для развития и жизни, а каждый член стаи способен «учитывать» требования высокоранговой особи (вожака) и вести себя соответствующим образом, снижая возможность возникновения конфликтов. Особи, занимающие низкие социальные ранги в группе, способны обучаться.

А это значит, что, создав искусственный аналог стаи (суррогатную стаю), мы можем получить психически здоровую (социализированную) особь, которая будет слушаться своего владельца, поскольку в этом случае человек становится для собаки более высокоранговой особью, можно сказать — «старшей собакой».

Таков был ход моих рассуждений, когда я стал создавать данную обучающую систему Лидерско-ролевого обучения собаки, призванную трансформировать «одинокую собаку» в члена социальной группы, в которой человек занимает роль вожака.

И вот основные события, заставившие меня взяться за исследование агрессивного поведения собак, что, в свою очередь привело к пониманию общих причин формирования у них «вредных» привычек, а затем и к созданию данного дрессировочного курса.

Наброски этой методики я начал делать, еще работая консультантом по проблемному поведению собак в Москве, но всегда возникали новые вопросы, на которые я нигде не мог найти ответа. Для завершения исследования необходимо было снова провести самостоятельные эксперименты на собственной территории.

Этот недостроенный дом в д. Ястребино, Ленинградской области был приобретен для последней дрессировочной станции

Этот недостроенный дом в д. Ястребино, Ленинградской области был приобретен для последней дрессировочной станции

Такой площадкой и стал частный дом в деревне Ястребино, Ленинградской области. Здесь я не только окончательно сформировал новую концепцию обучения собак (в тесном сотрудничестве с моими учителями С. А. Корытиным и З.Р. Душабаевым), но и проверил ее действенность (на примере подготовки двух трехмесячных щенков дратхааров, Рича и Фрама, на которых был проведен длительный, продолжавшийся четыре года эксперимент), а также снял видеоматериалы по практическому применению методики.

Дочь, я и наши верные друзья, такса Чип, дратхаары Рич и Фрам

Дочь, я и наши верные друзья, такса Чип, дратхаары Рич и Фрам

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 3 =

Translate »